dead_pichto

Category:

«Новая газета» устами депутата Вишневского чего-то хотела... А чего?

Кто читал шедевр Ильфа и Петрова про великого комбинатора, наверняка без труда вспомнит Васисуалия Лоханкина. 

Из-за  последних либеральных радений Вишневского в «Новой газете» приходится  вспоминать, что специфическая группа, объединяемая идейностью своих  задач и беспочвенностью своих идей, в либеральном понимании может  состоять из одних только лидеров. 

Например,  из вишневских. И только во вторую очередь из группы его поддержки,  допустим. Но обязательно с Борисом Лазаревичем во главе.

Дело  в том, что депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга  Вишневский опубликовал статью в «Новой газете», посвященную уличным  событиям в Хабаровске и других регионах. 

Что он понял из происходящего, вряд ли удастся разобрать, если просто прочитать его опус. 

Штука  в том, что он политолог, специалист в области политической психологии.  То есть он специалист по объяснению того, чего не может быть, но очень  хочется.

Вероятно, Вишневский отлично понимает, что и кому надо сказать, чтобы публика похлопала. И совсем не понимает, что надо делать. 

Представить  себе этого говоруна рассуждающим о революции сложно. И он в «Новой»  этот вариант своего непонимания сути революции уже представил.

Всерьёз  воспринимать рассуждения человека, не замечающего присутствие или  отсутствие признаков революционной ситуации и пафосно говорящего о  революции без опоры на классиков, не получится ни за какие печеньки.

Главная  добыча любой революции — власть. Приводить в пример ситуацию столетней  давности, как это пафосно сделал Вишневский, так же нелепо, как  причислять человека к классу птиц, потому что теперь, видите ли, люди  туда-сюда летают. 

В  1917 году в финале мировой войны профи и любители с винтовками да  наганами ничего сложнее паровоза или телеграфа наяву себе не  представляли.

И о психотропных средствах, способных влиять на личность или даже на целую толпу, не имели представления. 

Вряд  ли знали они и о дронах, и о свойствах инфразвука, электрошокерах и  прочем оборудовании, способном так усилить маленький полицейский отряд,  что он будет эффективнее тысячной толпы с наганами.

Пройтись  по опусу Вишневского можно построчно, но эффект будет только ужаснее:  профессор на манер болтуна и корыстного лентяя — персонажа романа Ильи  Ильфа и Евгения Петрова «Золотой телёнок» — находится в плену мечты о  своей роли в судьбе русской интеллигенции. А на деле кажется тихо  бормочущим мелким провокатором.

И  ни бельмеса он не понимает в том, что происходит на планете, нашем  континенте, в экономике, головах людей, на улицах Хабаровска. 

Похоже,  Вишневский понял только то, что если он не скажет хоть что-нибудь и не  напишет что-то хоть где-нибудь, то кормить его уже не будут ни свои  «варвары», ни чужие.

Чтобы  понять, насколько Борис Лазаревич не понимает, где в происходящих  событиях его место, надо бы перечитать знаменитое стихотворение Саши Чёрного «Интеллигент», которое начинается строчками «Повернувшись спиной к обманувшей надежде / И беспомощно свесив усталый язык…»

И  будет ясно, что наш «лоханкин», выступив в «Новой» с такой невнятной  речью, увы, просто «беспомощно свесил усталый язык. Это потому, что одну  за другой хоронил он надежды, а от этого больше всего устают...»

Из-за явного желания возбудить впечатлительную публику Вишневский мог бы попасть под статью. 

И именно за попытки возбудить, а не за свою сочинение на революционную тему. 

А чтобы оценить, каков в реальности речистый «революционер» Борис Лазаревич, лучше дочитать до конца упомянутый стих.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic